Исследования испанского языка

13-04-2021, 19:21
192
0
Природа символического в языке привлекала внимание исследователей на разных этапах развития лингвистической мысли. Не касаясь первоначал, отсылающих к таким именам, как А. А. Потебня, А. Н. Веселовский, Л. В. Щерба, следует отметить работы В. В. Виноградова, посвященные изучению символа в аспекте речи. В. В. Виноградов конкретизировал содержание определения языкового символа как «семантической единицы поэтической речи».

Развивая мысль В. В. Виноградова о «многорядности» художественного языка, некоторые исследователи отмечали, что в символическом значении «полисемантизм» достигает своего предела (Б. А. Ларин). В качестве теоретической платформы для изучения символических средств художественного текста в рамках функциональной лингвистики может служить концепция анализа семантического содержания символа И. В. Абрамец. Согласно указанной концепции структура семантического содержания символа имеет определенное сходство с иерархическим устройством семантического поля с ярко выраженной ядерной и периферийной зоной.

Вместе с тем в связи с представлением символа как многозначной семантической единицы возникает проблема, связанная с соотношением значений в структуре семантического содержания символа. Не менее актуальным остается вопрос адекватного выбора значения при интерпретации символа в тексте, так как символ зачастую носит «сквозной», преходящий характер. Автор может применять в разных произведениях индивидуальные символы или систему символов, которые образуют, по С. С. Аверинцеву, «смыкающийся круг», включающий в себя автора и адресата. В то же время репертуар символов, используемый автором, не полностью индивидуален: символ может привноситься в текст из памяти культуры и включаться в широкий семиотический контекст.

Сложившаяся когнитивно-дискурсивная парадигма позволила по-новому подойти к изучению многозначности языкового символа. Объяснить свойство неисчерпаемости содержания символа стало возможным благодаря появлению в 90-х гг. теории Е. С. Кубряковой о природе значения языкового знака. Система производных значений лексических единиц неоднородна и имеет сложную структуру. Символ, обладающий знаковой природой и всеми признаками знака, также может быть использован с разной степенью полноты представления связанной с ним структуры знания. Анализ семантических единиц показывает, что при их употреблении в тексте может актуализироваться как вся семантическая структура лексической единицы, так и ее часть с некоторым набором знаний, закрепленных за этой единицей.

Мы исходим из того, что семантический потенциал символа составляют как узуальные, так и идиолектные значения. Последние возникают на базе архетипических и узуально-стереотипных ассоциаций и получают отражение в индивидуальной художественной практике. Применительно к символу можно сказать, что в каждом отдельном значении (узуальном или идиолектном), выражаемом определенной лексемой, реализуется лишь часть знаний, входящих в когнитивную структуру символа. Эти знания переходят в разряд актуальных сем. В то время как другая часть знаний, ассоциативно связанных с символом, остается «в подводной части айсберга, в периферии», т. е. на уровне имплицитных сем, которые в новом употреблении лексемы будут актуализированы. Таким образом, комплексность знаний символа создает многоаспектный образ и формирует смысловой резерв, который позволяет реализоваться в тексте символу с разными когнитивными значениями.

Убедительными примерами подобного функционирования являются имена собственные, получающие символическую нагрузку в тексте. Так, в рассказе El fin ‘Конец’ Х. Л. Борхес апеллирует к персонажу Martín Fierro, заимствованному из эпической поэмы Х. Эрнандеса El gaucho Martín Fierro «Гаучо Мартин Фьерро». Мартин Фьерро является символом национального героя, который включает в себя самые лучшие качества и представления аргентинского народа. Однако в контексте произведения имя-символ Martín Fierro и связанные с ним культурные коннотации свободолюбивого человека и бунтаря получают индивидуально-авторскую трактовку.

Х. Л. Борхес демифологизирует Мартина Фьерро и представляет его как отрицательного героя, бандита, которого настигает возмездие за совершенное убийство семилетней давности. Mi destino ha querido que yo matara y ahora, otra vez, me pone el cuchillo en la mano. ‘Судьба заставила меня убивать и вот снова вкладывает в руку нож’.

Экспликация негативных символических коннотаций имени Martín Fierro верифицируется употреблением лексем со значением пространства и времени: noche ‘ночь’, pulpería ‘таверна’, и серией лексических единиц: matar ‘убить’, sangre ‘кровь’, puñalada ‘удар кинжалом’, agonía ‘агония’. Двойственная интерпретация персонажа приводит к усложнению семантической структуры имени-символа Martín Fierro, которая становится способной реализовывать несколько символических значений: с одной стороны, узуальные – «свободный человек», «борец с несправедливостью» – и идиолектные – «бандит», «преступник». Последние являются доминирующими в тексте Х. Л. Борхеса.
Опубликовал admin
Комментарии
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Топ Комментарии Архив
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Теги